Сайт лаборатории
"Математическое моделирование и информационные технологии в науке и образовании"
УМС по прикладной математике и информатике
Конференция DROPS-2012
Семинар Percolation2011
Конференция MATLAB2009
Виртуальные лаборатории
Файловый архив
Электронные учебники
Разное
Полезные ссылки
Состав лаборатории
Об авторах
Контакты
статистика
Всего уникальных посетителей138502
Посетителей сегодня6
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter


 

Рейтинг Астраханских Сайтов

Математическое моделирование в естественных науках > Разное > Пишите статьи по-английски!

Пишите статьи по-английски!

После Второй мировой войны английский язык фактически стал языком научного общения. Подобно латыни в средневековой Европе, английский язык в наши дни широко используется в научном сообществе и в университетах.

Сегодня образование и наука интернациональны. Соавторы научной публикации, работающие в разных странах, – обычное, а скорее, типичное, явление. Исследовательские лаборатории во всем мире давно стали международными. Зачастую студент получает степень бакалавра в университете одной страны, степень магистра – в другой стране, а степень доктора – в третьей. Летние школы позволяют студентам разных стран прослушать лекции наиболее выдающихся ученых по самым актуальным проблемам современной науки. (Кстати, несколько лет назад небольшая группа студентов физмата нашего университета принимала участие в летней школе в Финляндии. Этот положительный опыт, к сожалению, не имел продолжения, не в последнюю очередь, из-за слабой языковой подготовки студентов.) После получения ученой степени молодой ученый, как правило, проходит стажировку в 2–3 лабораториях по всему миру, прежде чем находит постоянное место работы. Понятно, что такая высокая мобильность возможна только при владении английским языком на достаточно хорошем уровне.

Обычно, европейский аспирант имеет право подготовить свою диссертацию на английском языке или на официальном языке страны, в которой он обучается. Почти все журналы по математике, физике, информатике, химии, биологии и другим естественным и математическим наукам издаются по-английски. Даже ведущие российские физические журналы принимают и издают рукописи, написанные по-английски.

Как правило, официальным языком научных конференций является английский. Мне довелось принимать участие в конференциях в Германии (1993, 1998, 2004), Болгарии (1998), Финляндии (1999), Франции (2004). Во всех этих случаях рабочим языком конференции был английский.

Есть два стандартных способа оценить уровень ученых. Первый – индекс цитирования, и второй – импакт-фактор.

Индекс цитирования показывает сколько раз статьи, написанные данным автором, были процитированы в работах других авторов. Как правило, ученый имеет большой индекс цитирования, если его работы были опубликованы в журналах с высоким импакт-фактором.

Импакт-фактор (коэффициент влияния) – важная характеристика научных журналов. Он рассчитывается каждый год Институтом научной информации (ISI). Импакт-фактор журнала равен отношению ссылок за определенный период (обычно, 3 года) на статьи в данном журнале к количеству опубликованных в нем статей.

Научные фонды, например, РФФИ, при выделении грантов на исследовательские проекты в качестве важнейших критериев рассматривают индекс цитирования руководителя проекта и импакт-факторы журналов, в которых опубликованы его работы.

В серьезных университетах и исследовательских институтах индекс цитирования преподавателя или ученого – важнейший критерий при избрании на должность. Получить статус классического университета еще не означает быть им. Нам предстоит еще большая работа, в том числе и в пересмотре критериев оценки работы преподавателей университета. Классическая формула университета – «наука + образование = университет». Именно так: наука на первом месте! Если целью педагогического института является воспроизводство знаний, то целью классического университета – производство новых знаний. Если в педагогическом институте преподаватель, в первую очередь, – педагог, то в классическом университете – ученый. Университетская кафедра – это, прежде всего, научная школа. У нас же некоторые кафедры возглавляют люди, за многие годы не опубликовавшие ни одной работы в рецензируемых научных журналах.

Однажды мне довелось присутствовать при отчете докторантов на заседании Совета нашего университета. Выступающие с гордостью говорили о том, что у них вышли статьи в «Ученых записках Тьмутараканского университета» и даже в центральной печати – «Вестнике московской заборостроительной академии». Названия, конечно же, утрированы, но дело не в конкретном университете или академии, а научном уровне их изданий. Импакт-факторы этих научных изданий, даже если они и включены в пресловутый список ВАК, равны нулю, поскольку их никто не читает, и реального воздействия на развитие научной мысли они не оказывают.

Нет и не может быть астраханской физики или математики. Существует мировой уровень науки, и если ваша работа ему не соответствует, то ее попросту нет. Есть научные журналы, которые читают и используют в работе, а есть журналы, которые издаются только для удовлетворения каким-то формальным показателям в бюрократической системе оценок.

Вероятно, пора переходить от количественной оценки научной работы к качественной. При желании за год можно опубликовать любое количество работ в материалах и тезисах конференций, сборниках и прочих нерецензируемых изданиях. Были бы финансовые возможности заплатить за публикацию такого материала в среднем 150 рублей за страницу, и вы – знатный научный писатель! Не стоит только забывать, что в серьезных местах, например, в РФФИ, публикации в материалах локальных конференций, институтских сборниках и прочих нерецензируемых изданиях к рассмотрению не принимаются. Преподаватель университета должен оцениваться по его реальному научному вкладу, а не количеству тезисов и монографий в местных издательствах. Монография, изданная тиражом в 50 экземпляров и пылящаяся на складе провинциального издательства, может служить разным целям, например, кормом для мышей, но ее реальная ценность для науки ничтожна.

Мировой опыт показывает, что научное книгоиздание может и должно быть прибыльным. В качестве примера назову два частных отечественных издательства, возникших уже в постсоветское время, которые успешно развиваются, издавая научную и учебную литературу. Это «Едиториал УРСС» и «Регулярная и хаотическая динамика». Первое из этих издательств успешно действует на мировом рынке, переводя на европейские языки отечественные монографии и учебные пособия. Работая в условия жесткой конкуренции с такими монстрами научного книгоиздания, как, например, Springer-Verlag, издательство просто вынуждено издавать только высококачественную продукцию. Например, недавно вышедшая на испанском языке моя книга по математическому моделированию доказала свою конкурентоспособность, выдержав за 4 года 4 издания на русском языке.

Конечно же, импакт-фактор и индекс цитирования как критерии оценки эффективности научной работы не являются идеальными. Они имеют ряд недостатков, о которых было написано немало работ, но… ничего лучшего в мире пока не придумали. Приведу несколько конкретных примеров, демонстрирующих сильные и слабые стороны этих критериев оценки.

Список из 100 наиболее цитируемых физиков возглавляет ученый, опубликовавший 1500 работ, на которые имеется 3500 ссылок. Замыкает список ученый, написавший только 6 работ, но ссылок на них около 3000. Этой скупой информации достаточно, чтобы сделать следующие выводы. Первый ученый является руководителем крупного исследовательского центра и автоматически включается соавтором во все публикации сотрудников (типичное количество статей, опубликованных весьма солидным ученым за всю жизнь в рецензируемых журналах, – несколько десятков, 1500 статей – совершенно нереальная научная продуктивность!) Статьи, судя по количеству ссылок на них, – третьесортные. Второй ученый, опубликовавший всего 6 работ, действительно внес весомый вклад в науку, его работы оказались востребованными, их читают и используют в других исследованиях.

Порой пионерские работы опережают свое время. Открытые Джоном Скоттом Расселом в 1834 году уединенные волны на долгие десятилетия были забыты. Работа основоположника генетики Грегора Иоаганна Менделя (1866) привлекла к себе внимание только в начале XX века. Выполненные исследования оказались востребованными только по прошествию многих лет. Если бы в те времена определялся индекс цитирования, то оба ученых, фактически заложивших основы новых наук, имели бы при жизни нулевой индекс цитирования.

Статья Б.П. Белоусова, в которой он описывал открытую им колебательную химическую реакцию, была отклонена двумя солидными журналами. Только через несколько лет Б.П. Белоусов опубликовал полученные им результаты в сборнике рефератов. Выдающаяся работа была опубликована в малоизвестном и труднодоступном издании. Однако, сделанное им открытие оказало исключительное влияние на современную науку. В 1980 году он был удостоен посмертно Ленинской премии «за обнаружение нового класса автоволновых процессов и исследование их роли в нарушении устойчивости возбудимых распределенных систем».

Следует заметить, что приведенные примеры являются теми самыми исключениями, которые подтверждают правило. В подавляющем большинстве случаев индекс цитирования и импакт-фактор являются надежными критериями.

Таблица 1 ясно показывает, что импакт-факторы российских физических журналов многократно меньше, чем импакт-факторы аналогичных журналов, изданных в других странах на английском языке. Более того, многие журналы, включенные в список ВАК, имеют нулевой импакт-фактор. Из двух десятков статей, опубликованных мной в различных рецензируемых журналах, наиболее цитируемыми являются статьи в англоязычных журналах Ferroelectrics и International Journal of Modern Physics.

Высокие импакт-факторы англоязычных журналов объясняются различными причинами, но важнейшая из них – реальный научный уровень публикаций. С величайшим сожалением приходится констатировать, что уровень и стиль работы с авторами в западных журналах существенно отличаются от отечественных. Порой оказывается, что англоязычная статья более понятная, чем статья на родном русском языке! Четкость и ясность изложения, обоснованность выводов, скрупулезное описание методики – характерные черты статей, например, в Physical Review. Чтение же отечественных публикации, порой, превращается в разгадку ребусов.

Динамика изменения импакт-факторов (см. рис. 1) не позволяет надеяться, что импакт-факторы российских журналов станут достаточно высокими через год или два. Если вы хотите, чтобы ваши исследования были известны в научном сообществе, вы должны писать статьи по-английски!

Мне известны многочисленные случаи, когда исследователи, достигнув высокого научного уровня, практически прекращают публиковать свои работы в отечественных журналах, справедливо считая, что их научные результаты должны быть доступны максимальному числу коллег. Следует заметить, что система управления российской наукой пытается принуждать ученых публиковаться в отечественных научных журналах, пытаясь тем самым поддержать научный уровень журналов. Эту цель, например, преследует упомянутый список ВАК или требование публиковать в отечественных журналах результаты, полученные в рамках поддержанных РФФИ проектов.

В 2005 году группа преподавателей нашего университета получила дипломы о профессиональной переподготовке по английскому языку. Предполагается, что полученные знания будут способствовать не только росту числа публикаций в высокорейтинговых научных журналах, но и позволят начать чтение спецкурсов на английском языке.

Ю.Ю. Тарасевич

Таблица 1

Сравнение импакт-факторов физических журналов

Междисциплинарные журналы с наиболее высокими импакт-факторами

1.       

Nature

30,979

2.       

Science

29,162

Обзорные журналы

3.       

Reviews of Modern Physics (American Institute of Physics, USA)

28,172

4.       

Advances in Physics (Taylor & Francis, GB)

13,087

5.       

Physics Reports (Elsevier, NL)

11,980

6.       

Report on Progress in Physics (Institute of Physics, GB)

8,409

7.       

Physics Today

5,020

8.       

Успехи физических наук

2,595

Журналы по физике твердого тела

9.       

Solid State Physics

7,000

10.   

Journal of Physics - Condensed Matter

1,757

11.   

Physica Status Solidi A

0,950

12.   

Physica Status Solidi B

0,987

13.   

Физика твердого тела

0,746

Физические журналы широко профиля

14.   

Physical Review A

2,589

15.   

Physical Review B

2,962

16.   

Physical Review C

2,708

17.   

Physical Review D

4,599

18.   

Physical Review E

2,202

19.   

Журнал экспериментальной и теоретической физики

1,156

20.   

Physical Review Letters

7,035

21.   

Письма в Журнал экспериментальной и теоретической физики

1,326

Журналы по прикладной физике

22.   

Applied Physics A - Materials Science & Processing

1,220

23.   

Applied Physics B - Lasers and Optics 

2,012

24.   

Japanese Journal of Applied Physics

1,249

25.   

Journal of Physics D - Applied Physics

1,265

26.   

Журнал технической физики

0,437

27.   

Applied Physics Letters

4,049

28.   

Письма в Журнал технической физики

0,439

Доклады национальных академий наук

29.   

Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America

10,272

30.   

Proceedings of the Royal Society of London Series A-Mathematical and Physical

1,174

31.   

Доклады Российской Академии наук

0,285

 

Рис. 1. Динамика изменения импакт-факторов ведущих отечественных физических журналов за последние годы

сгенерировано за 0.023195028305054 сек.

назад | на главную | наверх

Новости лаборатории

2012-06-04 Текущие результаты  2012 года... подробнее

2012-04-23 Основные итоги 2011 года... подробнее

2010-01-07 Основные итоги 2009 года... подробнее

2009-09-03 Приглашаем к сотрудничеству студентов. ... подробнее

2009-01-14 Дипломом конкурса на лучшую научную работу студентов... подробнее



Исакова, Тарасевич, Юзюк Обработка и визуализация данных физических экспериментов с помощью пакета Origin

Тарасевич Информационные технологии в математике

Медицина в зеркале информатики

 

 

Математическое моделирование и информационные технологии в науке и образовании, 2004–2012